Буйничское поле

Одна из наиболее ярких страниц в летописи всенародной борьбы белорусского народа в Великой Отечественной войне — оборона Могилева, во время которой самые ожесточенные бои проходили на Буйничском поле. Именно здесь был сорван план блицкрига. Здесь, на главном Московском направлении, были почти на месяц задержаны войска 2-й танковой группы Гудермана, что позволило выиграть драгоценное время для развертывания стратегических резервов. Сравните. Могилев стоял 23 дня. Правительство Польши покинуло страну на 10-й день войны, голландцы сдали столицу на 4-й день, Бельгия с полумиллионным войском сдалась на 18-е сутки, Франция — на 33-и. На защиту Могилева вышли все жители. Было создано народное ополчение численностью 6 тысяч человек, истребительные батальоны. 40 тысяч горожан строили оборонительные рубежи. В кратчайший срок был оборудован противотанковый ров протяженностью 25 километров.

Оборонительные позиции, в том числе на Буйничском поле, заняла 172-я стрелковая дивизия под командованием генерал-майора М.Романова. 338-й стрелковый полк этой дивизии во главе с полковником С.Кутеповым стоял насмерть — с ограниченным количеством боеприпасов, без танков, авиационного прикрытия и связи. Воины штыками, гранатами и бутылками с зажигательной смесью отбивали ожесточенные атаки многократно превосходящих по численности и вооружению немецких войск. Героически сражались танкисты 51-го танкового полка под командованием нашего земляка подполковника И.Якубовского, будущего Маршала Советского Союза.

В самый разгар боев, 13 июля, в 338-й стрелковый полк прибыл Константин Симонов. Вот его первые впечатления: «…Могилев. Середина поля. На нем нет ни одной пушки, ни одного зенитного пулемета. Полк полковника Кутепова в этот тяжелый, кровопролитный день подбил 40 немецких танков, но и сам истек кровью». На вопрос Симонова командиру 338-го стрелкового полка: «А как же дальше?» — Кутепов ответил: «Мы так уже решили между собой: что бы там ни было кругом, кто бы там ни отступал, а мы будем стоять, пока живы!» И они героически стояли, и погибли смертью храбрых…